November 1st, 2019

webster

Судьба человека

В 19 веке персонаж был обобщенным типажом и характеризовался усредненным влиянием разнообразных факторов среды. В 20 веке персонаж был прямым заимствованием жизненного прототипа, и серьезные авторитеты типа Роберта Лидделла не признавали даже теоретическую возможность персонажа, написанного не с натуры; и оплакивали конец романа в связи с вымиранием яркой индивидуальности. В 21 веке персонаж - то, что автор нароет в своем и коллективном бессознательном. Если верить Гераклиту, что характер - это судьба (а как не верить), то по логике должно быть верным и обратное. В приличных литературных домах всегда считалось, что второе в процессе сочинительства должно вытекать из первого. Как любое ограничение в творчестве, это дисциплинирует, пока не начинает ограничивать. В жизни, в конце концов, которую гуманистический реализм видит высшей ценностью, нет другого способа выяснить характер человека, кроме как через его поступки. Что мешает, в таком случае, построить характер через придуманную судьбу, постулировав для персонажа набор ситуаций и действий, из которых характер должен экстраполироваться? В остросюжетном жанре подобным образом действовал Хичкок, который сначала придумывал свои set pieces, а потом дописывал под них остальной сценарий. В детективах такие авторы как Честертон и Эллери Куин специализировались на обратной реконструкции логической цепочки событий из невозможного парадокса. Для "серьезной" литературы кажущаяся несерьезность такого метода является чисто мнимой, основанной на ложной аксиоме о случайности мироздания. Если судьба закономерно должна проистекать из характера, то и "случайный" полет воображения никак не возможен - т. е., в частности, никакой придуманный набор событий не может быть произвольным; произвольной (иначе говоря никчемной) может быть только последующая интерпретация. Если когда-то литературное мастерство заключалось в том, чтобы сшить типаж на белую нитку или списать портрет с реальности, то сегодня оно может ставить себе гораздо более интересную и амбициозную задачу восстановления смыслов за псевдослучайными явлениями. Смешать Гераклита с Юнгом, добавить немного Фрейда и взболтать.